13:42 

На расстоянии

Angry Totetsu
Пока что мой единственный фик по Ассасину.

Фэндом: Assassin's Creed
Персонажи: Клаудиа Аудиторе/Никколо Макиавелли
Рейтинг: G
Жанры: Повседневность
Размер: Драббл
Статус: закончен

С первой встречи Клаудиа поняла, что терпеть не может Никколо Макиавелли. Ее раздражала постоянная холодная отчужденность дипломата, его высокомерие и цинизм вызывали у девушки отвращение, а суровый взгляд темных блестящих глаз заставлял содрогаться. Слушая его лаконичные, логичные и иногда жестокие рассуждения, Клаудиа порой пыталась возразить, но мужчина нетерпеливо прерывал ее. Всего лишь мимолетный жест, взмах рукой, нахмуренные брови – а сестре Эцио уже хотелось сжаться в комочек.

Колеблющееся пламя свечей неясно выхватывало лицо Никколо, когда он склонялся над своими документами. Ночную тишину в тот момент нарушало лишь поскрипывание пера да потрескивание дров в камине. Дипломат мог просидеть практически без движения несколько часов, увлекаясь особо интересной темой…

А Клаудиа любила нарушать уединение Макиавелли, на мгновенье серой тенью мелькнув на пороге, бесшумно пройдя по кабинету и бросив насмешливый взгляд на безмолвную фигуру мужчины. Но политик обладал острым слухом, и легкие шаги девушки заставляли его вздрогнуть и поднять глаза. При виде Аудиторе в них вспыхивало недовольство и удивление: как она посмела нарушить его покой? И все же, не сказав ни слова, Никколо снова погружался в исписанные тонким летящим почерком бумаги.

Пару раз Клаудии удалось увидеть Макиавелли в бою. Мало кто знал, что дипломат весьма искусно обращается с холодным оружием, а вот девушке посчастливилось наблюдать, как ассасин ловко атакует противников, бесстрашно бросаясь вперед, как легко и изящно блокирует их атаки, молниеносно наносит смертоносные удары… И тогда Клаудиа любовалась им, таким уверенным и опасным.

Впервые узнав о подозрениях Лиса, она хотела горячо воскликнуть: «Нет, не может быть, чтобы Никколо был предателем!», - но вовремя сдержалась. Прикусила язык, осеклась под внимательным взглядом Ла Вольпе. Проницательный вор давно заметил странные натянутые отношения между Макиавелли и сестрой Эцио.

Клаудиа понимала, что если подтвердятся предположения Вольпе, то Никколо будет обречен. Осознавать это – тяжелее всего. Со смертью политика оборвется та внутренняя струнка, что заставляла девушку чувствовать и жить: без Макиавелли ее существование будет серым и скучным.

Неужели это та ненависть, что возникла к нему вначале? Неужели до сих пор между ними стена ледяного непонимания?

Но когда девушка получила короткую весточку от брата, что Никколо тяжело ранен, ее пальцы дрогнули и судорожно смяли письмо. Клаудиа бессильно опустилась на мягкий диван, комкая бумагу со столь страшными словами, и в ее широко раскрытых глазах задрожали капельки слез.

И когда после долгого отсутствия из-за болезни Макиавелли все же вернулся, она сбежала, нет, буквально слетела с лестницы и предстала перед безгранично удивленным политиком. Смущенный этим внезапным порывом, румянцем на щеках Клаудии, ее взглядом, он улыбнулся, протянул руку и нежно пожал ее тонкие пальчики.

@темы: Тварьчество, Игродумы

URL
   

Totetsu

главная